Циолковский. Калуга. Космос. Часть 35. Восемь лет спустя

14.05.2021

Более восьми лет прошло с того дня, когда теория ракеты впервые появилась на страницах  журнала «Научного обозрения».  Восемь трудных лет прожил ученый, прежде, чем дождался первого признания.  Петербург словно забыл о его существовании. Только одна небольшая статья  «Реактивный прибор как средство полета в пустоте и атмосфере» — краткое изложение труда, опубликованного в «Научном обозрении», появилось в 1910 году в журнале «Воздухоплаватель». Прошел еще год. И однажды почтальон принес на улицу Коровинскую письмо, ошеломившее Циолковского. Редактор и издатель журнала «Вестник воздухоплавания» Б.Н. Воробьев спрашивал: на какую тему хотел бы Циолковский написать статью для журнала.

Журнал «Вестник воздухоплавания», появившийся в 1911г.,  просуществовал до 1913 г.                          

Уже с самого своего появления журнал объединил энтузиастов зарождавшейся тогда авиации. Эти были инжене­ры, преподаватели высших учебных заведений, изобретатели, молодые военные воздухоплаватели и авиаторы. Один за дру­гим включались в работу офицеры Воздухоплавательного пар­ка, а также студенты, которые в высших учебных заведениях организовывали воздухоплавательные кружки, устраивали по­леты на планерах, выставки, доклады. Приступая к изданию журнала, его издатели очень мало знали, кто и где в  России работает над пробле­мами летания. Тем поразительнее было оказавшееся в дейст­вительности количество изобретателей, уже годами трудив­шихся над этими проблемами, в том числе и над конструиро­ванием самолетов и моторов, иногда в самых, казалось бы, за­холустных уголках. С ними старались завязать связи, привлечь к участию в журнале, снабжать их литературой.

В процессе вот этих розысков Воробьев и познакомился с боль­шой, серьезной работой неизвестного  автора — Циолков­ского «Аэростат и аэроплан», печатавшейся в 1905—1908 годах в журнале «Воздухоплаватель», но почему-то прерванной на самом интересном месте. Содержание статьи, написанной на высоком научном уров­не, всестороннее обоснование в ней идеи устройства цельно­металлического дирижабля говорили о больших познаниях автора в этой области. Запрос, сделанный издателю этого журнала — Ю. Н. Герману, ничего не дал. Тот сообщил лишь, что автор статьи — учитель из Калуги, само­учка, полуглухой, занимающийся разработкой самых фанта­стических проектов. Адрес же его утерян.

Через знакомых Воробьеву удалось найти адрес К. Э. Ци­олковского. Ему было направлено письмо с просьбой сообщить, на какую тему он мог бы написать статью для нашего жур­нала. Ответ пришел скоро. Циолковский писал: «Я разработал некоторые стороны вопроса о поднятии в пространство с помощью реактивного прибора, подобного ракете. Математические выводы, основанные на научных данных и много раз проверенные, указывают на возможность с помощью таких приборов подниматься в небесное пространство, и, может быть, основывать поселения за пределами земной атмосферы…».

Далее он сообщал, что хотел бы поместить в  журнале вторую часть своей статьи «Ис­следование мировых пространств реактивными приборами», начатой печататься в пятом номере известного петербургского журнала «Научное обозрение» за 1903 год, но оставшейся неоконченной ввиду закрытия этого издания жандармскими властями. Первая часть ее является теоретическим анализом и обоснованием проблемы. Вторая же, которую он предлагал журналу, представляет дальнейшее развитие и прак­тические выводы из первой.

Циолковский писал: «Больше всего мне хотелось бы пристроить у Вас статью о реактивном приборе (ракета). Первая часть статьи была напечатана в «Научном обозрении» /1903г. №5/. К сожалению, статья издана ужасно, перепутаны формулы и нелепо изменен порядок. Кроме того, она забыта». Вторая часть была написана, когда журнал уже не существовал. Хорошо бы, обе части поместить в журнале.

Общий дух работы следующий: человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за све­том и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное про­странство».

Воробьев вспоминал: «Прочитав письмо калужского учителя, раскрывавшего пе­ред нами совершенно новые, необо­зримые горизонты, мы долго молча смотрели друг на дру­га — до того все это было поразительно и ошеломляюще ново. Бросились в библиотеку за первой частью работы — никто из нас о ней раньше не слыхал. В ней мы нашли обоснование совершенно новой отрасли науки о межпланетных сообщени­ях, которой можно было дать название «ракетоплавание», или, как называют теперь, «астронавтика».

Я немедленно написал Циолковскому письмо с просьбой прислать статью. Вскоре она была получена, превосходно написанная и не требовавшая никакой редакционной правки. На просьбу же сообщить о себе хоть краткие биографические данные и прислать фотопортрет Циолковский ответил, что пе­чатать свою биографию считает преждевременным; краткие же данные о себе он изложил в предисловии ко второму изда­нию своей книги «Простое учение о воздушном корабле и его построении», вышедшей в 1904 году, экземпляр которой он и посылает. Прислал и фотографию с надписью: «1910 год, вес­на». Карточка хранится у меня как память о начале нашего знакомства, которое затем не прерывалось».

Печатание второй части статьи «Исследование мировых пространств реактивными приборами» началось в журнале в 1911 году и продолжалось из номера в номер почти до середины следующего года. В отличие от первой, оставшей­ся незамеченной, вторая часть работы вызвала необычайный интерес к поставленным автором двум новым темам: ракетные летательные аппараты и межпланетные сообщения. Она по­истине всколыхнула научную, техническую и изобретатель­скую мысль не только в России, но и за границей. Резонанс получился неожиданно широкий. Откликнулись научно-тех­нические, популярные журналы, общая пресса, изобретатели. Многочисленные авторы один за другим выдвигали проекты конструкций реактивных самолетов, поддерживали идею меж­планетных сообщений, развивали мысль Циолковского о возможности завоевать пространства, выходящие за пределы воз­душного слоя Земли, а некоторые фантазировали о полном преобразовании в связи с этим структуры человеческого об­щества.

За идеи Циолковского ухватились и за рубежом. В 1912 го­ду в Петербурге находился французский авиационный кон­структор Р. Эсно-Пельтри. По возвращении во Францию он напечатал в 1913 году в «Физическом журнале» статью, в ко­торой затронул и поднятые Циолковским вопросы о реактив­ном движении, но… не назвал его имени. Однако замолчать имя русского ученого не удалось: идеи Циолковского быстро получили повсеместный отклик…

…Кстати, присмотритесь к опубликованному фото. В правом верхнем углу брошюры, изданной ученым в 1914 году на собственные средства, штамп с надписью «Борт орбитального пилотируемого комплекса «МИР». Да, эта брошюра побывала на орбитальной станции «Мир», благополучно вернулась на Землю и была передана в Государственный музей истории космонавтики имени К.Э, Циолковского.