Циолковский. Калуга. Космос. Часть 42. Уникальное издание

02.07.2021

В далеком, голодном 1920 году в Калуге увидела свет научно-фантастическая повесть Циолковского «Вне Земли», ставшая через много лет любимой книгой наших космонавтов. Книга эта имела свою удивительную историю.

«Еще  в 1896 году… автор, после глубоких математических изысканий…  остановился на реактивном корабле, как на наиболее доступном сейчас средстве заатмосферных или межпланетных путешествий», — писал Константин Эдуардович в предисловии к первому изданию повести. Дело в том, что в это время ученый завершил написание работы  «Исследование мировых пространств реактивными приборами», заложивший теоретические основы  ракетодинамики и космонавтики. А спустя некоторое время он задумал написать научно-фантастическую повесть, в которой решил изложить свои космические идеи доступным для читателя языком, понятным и  увлекательным. Повесть получила название «Без тяжести». Правда, работа над повестью не была завершена, Циолковский отвлекся на новые работы, и она  надолго осталась  среди бумаг в столе ученого.

Во время первой мировой войны один из известных петербургских издателей, П.П. Сойкин, предложил Циолковскому  напечатать «Без тяжести» в своем научно-популярном журнале «Природа и люди», имевшем тогда  широкую популярность. Ученый охотно принял предложение, и первые страницы повести появились уже во втором номере журнала, в январе 1918 года. Но так как за прошедшие годы в нее было внесено много дополнений, то Циолковский решил публиковать ее уже под другим названием – «Вне Земли».

Представляя читателям журнала повесть, редакция напечатала предисловие, написанное самим Циолковским: «…фантастична в повести только фабула, — все же остальное основано на научных данных…  Размеры, скорости, температура – все числовые данные – строго научны и обоснованы подчас на весьма сложных вычислениях. Фантазии оставлено, по возможности весьма скромное место…». Но читатели не увидели всей повести. К сожалению, после выхода одиннадцатого номера, в апреле 1918 года, журнал был  закрыт, а дописанная до конца повесть «Вне Земли» осталась у автора…

Несмотря на полуголодное существование, Константин Эдуардович не прекращал научной работы. В письме к Вениамину Яковлевичу, мужу дочери Марии, он писал: «Есть пока дровишки, картошка и немного муки  – ну и живем. Молока наливаем в кофе (кофе в семье Циолковских делали из желудей) по 2 чайных ложечки, масла совсем нет, мяса – тоже. Ничего – кроме малости хлеба и картошки. С голода не умираем, работать можем и то хорошо…

Я страшно увлечен разными работами и мыслями. Рукописи мои понемногу издаются. Издана «Кинетическая теория света» (40 стр.). Теперь отдаю в набор «Вне Земли» (что не кончено в «Природе и люди» вследствие остановки журнала)».

Да, в 1920 году повесть «Вне Земли» была издана полностью. Издало ее Калужское общество изучения природы и местного края, которым руководил В.В. Ассонов, много сделавший для пропаганды идей Циолковского.  Весь небольшой тираж в 300 экземпляров был напечатан на серой оберточной бумаге. Но авторский экземпляр, подаренный рабочими типографии  Константину Эдуардовичу, был совершенно иным. Плотная бумага, твердый переплет, оклеенный голубым ситцем с мелкими цветочками, напоминающими звездочки. Долгие годы ученый бережно  хранил  книгу в своей библиотеке, а затем подарил старшей дочери.

«Вне Земли», наверно, самое яркое научно-фантастическое произведение Циолковского, где он выразил свои мысли и мечты о будущих межпланетных путешествиях. Время действия – 2017 год. Главные действующие лица  — шестеро ученых разных национальностей, которым автор символически дал имена великих исследователей прошлого: итальянец Галилей, француз Лаплас, англичанин Ньютон, американец Франклин, немец Гельмгольц и русский Иванов.  Эти ученые, живущие в замке в Гималаях, построив с помощью инженеров космический корабли, путешествуют сначала вокруг Земли, затем на Луну, и, наконец, в пределах Солнечной системы.  В повести дается полная картина Вселенной, сведения по астрономии.  Описывается жизнь в эфире, принцип действия ракеты и ее устройство, космические оранжереи и скафандры, в которых можно выйти в открытый космос, и многое другое…. И сейчас, через много лет после первой публикации повести, мало кто рискнет назвать  «Вне Земли» увлекательной фантастикой. Космонавты и ученые уже давно рассматривают ее как серьезный научный труд, хотя она не содержит  ни чертежей, ни формул. Приведем несколько примеров. Вот что увидел в открытом космосе герой Циолковского: «Поражает черная звездная, как бы небольшая сфера, в центре которой  нахожусь…Звезды многочисленны и разнообразны по силе и свету, но без лучей, точкообразны. Солнце ослепляет…». А вот впечатления космонавта Алексея Леонова, впервые вышедшего из корабля в открытый космос: «…В глаза мне ударил такой яркий поток света, что я скорее прикрыл светофильтр. Прямо надо мной черное небо и яркие, немерцающие, будто застывшие звезды. Солнце без короны и ореола. Оно похоже на громадный раскаленный диск, ввинченный в черный бархат космического неба. И где-то далеко-далеко маленькая голубая Земля». Еще пример. Циолковский писал о «легких балахонах» белого цвета, которые надеваются на скафандр для защиты от перепадов температур.  «Светлое покрытие на наших скафандрах играло именно эту роль балахонов, — рассказывал Леонов. – Кроме того, «белый цвет на темном фоне  выигрышен, ведь кинокамеры фиксировали все мое путешествие».

Константин Эдуардович  говорил  о «цепочке», необходимой, чтобы исследователь не потерял корабль. «Мне казалось, что я притягивал ракету за цепочку, и она подчинялась», — рассказывал герой повести Циолковского.  «Когда я выходил из люка, то этот процесс оказался несложным, — вспоминал Леонов. – Корабль дрогнул, и от толчка, вызванного моим движением, кажется, подался вперед. Но мы не расстались. Нас прочно соединял фал. Куда приятнее сознавать, что ты крепко-накрепко  связан с кораблем, с этой частицей родной земли».

И все это не совпадения, это предвидения великого ученого. Он точен в деталях и прав по существу. Правда, термины другие, но ведь суть от этого не меняется. «…В своей книге «Вне Земли» Циолковский очень ясно предвидел все то, что мне пришлось самому увидеть во время полета. Циолковский, как никто, ясно представлял себе мир, который открывается человеку, поднявшемуся в космос…», — это уже слова, сказанные после полета  Юрием Гагариным.

Кстати, именно это издание книги «Вне Земли» действительно побывало вне Земли на Международной космической станции и вернулось с автографами членов интернационального экипажа.